Из чего состоят ваши наручные часы?

Нитрид титана, карбид вольфрама, титановая керамика, полиэфирэфиркетон, залиум, тексалиум — часовые ценители уже смирились с тем, что им приходится заучивать названия элементов и соединений, словно изучая продвинутый учебник химии. А ведь еще совсем недавно достаточно было поинтересоваться лишь маркой стали и каратностью золота. Настало время навести порядок в матчасти и разобраться: из чего делают корпуса современных наручных часов, чем их покрывают и для чего нужны эти научные изыскания.

Ball Engineer II Green Berets в корпусе из карбида титана

Ball Engineer II Green Berets в корпусе 43 мм из карбида титана

От инвара к керамике

Важнейшее событие в истории часового дела случилось в 1913 году, когда английский металлург Генри Бриарли, изучая свойства сплавов, обнаружил, что добавление в железо хрома предотвращает появление ржавчины. Так появилась нержавеющая сталь, ставшая со временем самым популярным материалом корпуса наручных часов, обойдя традиционные золото и латунь. Надо сказать, что еще до конца 1930-х сталь была довольно редким явлением в часовом деле, поскольку обрабатывать ее было труднее золота и серебра. И уж если попадались бюджетные стальные часы (например, для военных или «синих воротничков»), то чаще всего они были изготовлены из различных разновидностей вороненой стали, то есть окисленной, что также предотвращало коррозию. Выглядели эти часы, скажем так, не очень. Это сегодня выражение «стрелки из вороненой стали» сразу рисует ярко-синий образ престижного изделия, а обычное промышленное воронение просто приводит к появлению на поверхности низколегированной стали черных разводов — собственно, откуда и появилось название самого процесса по аналогии с цветом вороного крыла.

Корпус часов Blancpain L-evolution Collection Tourbillon Carrousel с гальваническим покрытием по технологии NAC

Blancpain L-evolution Collection Tourbillon Carrousel с гальваническим покрытием по технологии NAC

История инновационных материалов в часах в ХХ веке приятна и неспешна. Открыло столетие изобретение Шарлем Гийомом инвара и через двадцать лет — элинвара — сплавов, обладавших низким коэффициентом теплового расширения и тем самым обеспечивающих изохронность спуска. между прочим, 15 февраля исполнится 155 лет этому нобелевскому лауреату — интересно, почтит ли кто-то из часовых брендов прародителя Nivarox именной коллекцией?

Rado HyperChrome Si3N4 из сверхлегкой нитридо-кремниевой керамики

Rado HyperChrome Si3N4 из сверхлегкой нитридо-кремниевой керамики

В 1850-е годы в часовые корпуса решительно проникла нержавеющая сталь, а с ней и другой промышленный материал, алюминий, ставший у часовщиков весьма популярным после второй мировой войны, поскольку военные поставщики сбывали его почти за бесценок. Даже Vacheron Constantin в то время делал часы из алюминия. В 1962 году Rado в легендарной модели DiaStar 1 впервые использовала высокопрочную сталь и сапфировое стекло. Не забывали и про алюминий. Тем, кто оценил не только его дешевизну и легкость, но и эстетические свойства, стал знаменитый профессор Фердинанд Александр Порше, придумавший в 1972 году первые в истории полностью черные часы — из алюминия, титана и каучука. А в 1980-е его марка Porsche Design совершит еще один важный прорыв, представив часы, целиком изготовленные из титана — материала, такого же прочного, как сталь, но вдвое легче. Наконец, в 1986 году Rado создаст Integral — знаменитые часы из высокотехнологичной керамики.

ArtyA Son of Gears Shams Choco в корпусе 44 мм из стали с модным шоколадным PVD

ArtyA Son of Gears Shams Choco в корпусе 44 мм из стали с модным шоколадным PVD

На этом ХХ век мы можем считать завершенным. Потому что дальше началась совсем другая история, современная, в которой число различных сплавов, композитов и техник обработки ежегодно увеличивается в геометрической прогрессии. Зачем нам столько?

Officine Panerai Luminor Submersible 1950 Carbotech 3 Days Automatic из углеволокна с полимером PEEK

Officine Panerai Luminor Submersible 1950 Carbotech 3 Days Automatic в корпусе 47 мм из углеволокна с полимером PEEK

Легкий и красивый

Цели для разработки новых материалов в часовой индустрии (или в любой другой) можно разделить на три категории:

• практические
• эстетические
• качественные

Первая в соответствии со своим названием предполагает решение конкретных технических задач: как, например, повышенная твердость, устойчивость к царапинам, антимагнитность и прочее улучшение характеристик, так и удешевление процесса производства. Во втором случае целью создания материала корпуса или покрытия является его эффектный цвет, блеск или текстура. И, наконец, третья побудительная причина основана на решении вроде бы факультативных задач, но зачастую оказывается едва ли не более важна, чем сугубо практическая, поскольку апеллирует непосредственно к чувству комфорта владельца часов. Как, например, низкая теплопроводность титана и керамики, которая позволяет корпусу не нагреваться от рук или снижать вес часов при большом диаметре и сложном калибре.

Таблица химически-часовых элементов

Таблица химически-часовых элементов

Причем все побудительные причины могут относиться не только к разработке корпусов, но и к самой механике. Появление фотомануфактуры позволило изготавливать кремниевые спирали и спуски, отличающиеся не только антимагнитностью, прочностью и высокой точностью, но и приятным синим цветом. То же самое можно сказать про спуск из DiamOnSil (искусственного алмаза, выращенного на кремниевой основе) в калибре UN-118, разработанного Ulysse Nardin на принадлежащей ей фабрике Sigatec, а также противоударной, антимагнитной пружине Parachrom от Rolex, представляющей сплав ниобия, циркония и кислорода. Пожалуй, только одной Seiko все равно, насколько привлекательно выглядит ее никелевый сплав Spron 610. Японская компания его почти никому не показывает.

браслет Gourji Tower c покрытием Gunmetal

Gourji, браслет Tower c покрытием Gunmetal

Летят самолеты

В наше время, сложив все накопленные достижения промышленности, достаточно просто получить практически идеальные часы по всем трем категориям. Задняя крышка делается из титана, рант — из керамики или цветного алюминия, циферблат из карбона. куда-то можно еще приделать золотые вставки — и престижный аксессуар в стиле Sport de Luxe полностью готов. Правда, не надо сбрасывать со счета аспекты моды и тщеславия. Последнее заставляет изыскивать все новые экзотические сочетания элементов и придумывать им не менее эффектные названия — например, можно вспомнить часы Defy из сплава Zenithium времен Тьери Натафа.

Maurice Lacroix Pontos S Extreme в корпусе из сплава PowerLite
Maurice Lacroix Pontos S Extreme в корпусе 43 мм из собственного сплава PowerLite

Хотя и почивший зенитиум и существующие сегодня Hublonium от Hublot, Zalium от Harry Winston, Powerlite от Maurice Lacroix, ALW от Linde Werdelin и Texalium от Franc Vila — это все алюминиевые сплавы. То есть не очень далеко они ушли от производства дюраля для авиации времен второй мировой войны. Из новых идей в этом направлении стоит выделить PowerLite, использующийся в коллекции Pontos S от Maurice Lacroix: помимо алюминия, магния, титана и циркона он включает также высокопрочную керамику. А еще тексалиум Франка Вилы, придумавшего соединить алюминиевый сплав с фиберглассом, в результате чего появилась гладкая стеклообразная текстура необычайно яркого цвета.

Часы Franc Vila Cobra FV 18E Manual Suspended Skeleton в корпусе из титана, стали и тексалиума

Franc Vila Cobra FV 18E Manual Suspended Skeleton в корпусе из титана, стали и тексалиума

Все оттенки серого

Но алюминиевые сплавы это все-таки не высший класс часовой химии. У каждого сезона есть теперь свои безусловные предпочтения. Два предыдущих года таким трендом было собственное золото. все лили, не жалея, различные присадки в золотые сплавы, добиваясь неожиданных оттенков с аппетитными названиями: «медовое», «волшебное», «бежевое», «королевское»… Даже Иван Арпа выпустил собственное золото ArtyOr, намешав в него расплавленные гильзы от пуль.

В этом году золото уступило пальму первенства углеродистым композитам и металлокерамике. Причина кажется вполне очевидной — цвет.

Запонки Fortuna Skull с PVD оксида циркона и ручка Quincy Jones Carbon Fiber из углеволокна от Montegrappa

Запонки Fortuna Skull с PVD оксида циркона и ручка Quincy Jones Carbon Fiber из углеволокна от Montegrappa

Увлечение фирменным золотом сопровождалось общим доминированием бронзовых, золотых и шоколадных оттенков в материалах корпуса и покрытия. Теперь же на смену теплому шоколаду в часовую моду пришел серый, причем в каком-то особенно мрачном и холодном исполнении. кажется, что, по мнению дизайнеров, часовые новинки должны скорее пугать, чем веселить.

Bvlgari Diagono Magnesium в корпусе из магния
Bvlgari Diagono Magnesium в корпусе из магния, PEEK и автомобильного покрытия Motorlac

Самым трендовым цветом 2015 года стал оружейный металл, или Gunmetal — да, да, чем-то напоминающий ту самую низколегированную черненую сталь 1930-х годов, сегодня использующуюся в основном в автомобильной промышленности. Поверхности корпусов заполонили тусклые темносерые PVD (причем не только в часах, но и в аксессуарах и украшениях). Blancpain подчернила мосты скелетона калибра 2322V2 с турбийоном и каруселью с помощью гальванической технологии NAC. А в «высокой химии» тренд нашел выражение в увлечениях карбидами и нитридами.

Breitling Galactic Unitime Sleek T

Breitling Galactic Unitime Sleek T

Breitling Galactic Unitime Sleek T в стальном корпусе 44 мм с рантом из карбида вольфрама

Omega Globemaster, Breitling Galactic Unitime Sleek-T, IWC Ingenieur AMG включают элементы из прочнейших, нецарапающихся, легких, но довольно депрессивных углеродных композитов. Rado представила сразу два новых видения серого: корпус из нитрида кремния и плазменной керамики. Последняя представляет собой обычную белую керамику без включения металла, но обработанную особым способом под воздействием газовых частиц при температуре 20 000oC в результате чего молекулярный состав поверхности меняется и приобретает металлический оттенок.

HYT H2 Bronze с самым актуальным покрытием 2015 года: бронза или Full Gun
HYT H2 Bronze в корпусе 48,8 мм самым актуальным покрытием 2015 года: бронза или Full Gun, лимит по 15 экземпляров каждой серии

Очевидно, в часовой моде начинается период милитаризации стиля. Например, марка Ball Watches самую горячую и инновационную новинку в корпусе из карбида титана Engineer II Green Berets посвятила элитному американскому спецназу.

RJ-Romain Jerome Steampunk Tourbillon Gunmetal с рантом 50 мм с оружейным покрытием

RJ-Romain Jerome Steampunk Tourbillon Gunmetal с рантом 50 мм с оружейным покрытием, лимит 25 экземпляров

Здравствуй пластик

Еще одна из интересных тенденций этого года в том, что в состязании углеродных технологий формованный карбон vs. склеенный карбон, второй уверенно вырвался вперед за счет использования вместо традиционной эпоксидной смолы нового полимера реек (полиэфирэфиркетон). У этого полукристаллического материала совершенно волшебные характеристики термостойкости, сопротивляемости к износу, химическому воздействию и радиации, а изначальный светлокоричневый оттенок дает интересное сочетание с углеродными волокнами. Недостаток только один — высокая цена, что вряд ли обещает часам с реек в ближайшее время популярность в массах. Впрочем, среди люксовых производителей, пожалуй, это самый актуальный материал года. Полимер использовали Bvlgari, Cvstos, Franck Muller, Officine Panerai, Urwerk, похожую технологию — полимера с углеродными нанотрубками — использует Richard Mille.

IWC Ingenieur Automatic Edition AMG GT в корпусе 45 мм из карбида бора со вставками из микрофибры

IWC Ingenieur Automatic Edition AMG GT в корпусе 45 мм из карбида бора со вставками из микрофибры

IWC Ingenieur Automatic Edition AMG GT в корпусе 45 мм из карбида бора со вставками из микрофибры, лимит 25 экземпляров

Наконец, тот же Иван Арпа довольно скромно представил новую модель с легкомысленным названием Son of a Gun Russian Roulette Glasnost, которая заключена в корпус из прозрачного полимера itr (Innovant Technique Resine Revolutionnaire), который вчетверо легче титана. Этот материал по эксклюзивному заказу 3 года разрабатывался на швейцарской фабрике Injector SA — Арпа поставил условие, что вес корпуса не должен превышать 25 граммов. но сейчас с разрешения главы ArtyA (он вообще не жадный) инженеры готовы предложить инновационный материал всем желающим.

А значит, в ближайшее время нас ждут новые сюрпризы в часовом дизайне.

Richard Mille RM 011 Yellow Flash сочетает керамику TZP-N и карбон NTPT

Richard Mille RM 011 Yellow Flash сочетает керамику TZP-N и карбон NTPT, лимит 25 экземпляров

Harry Winston Project Z9 в корпусе 44 мм из залиума

Harry Winston Project Z9 в корпусе 44 мм из залиума, лимит 300 экземпляров

 

Статья взята из журнала MyWatch.ru

Напишите нам

Хотите, чтобы мы вам перезвонили? Нужно задать вопрос? Напишите нам! (не забудьте указать номер телефона)